Напишите мне | 41579585 | RSS | Follow MyEstonia_ru on Twitter
Категории каталога
Великие люди [49]
Главная » Эстония вчера и сегодня » Великие люди » Великие люди

Фридрих Самуил Зейдер. "В книге судеб было начертано мое несчастье"

Философы! Не открывайте философский камень.

Его привяжут вам на шею.
С.Лец, польский писатель.

 

В 1792 году пастором лютеранского прихода в Рандене Дерптского уезда Лифляндской губернии стал уроженец Кенигсберга Фридрих Самуил Зейдер. Был он молод, умен, начитан, в общении рассудителен и деликатен. Несмотря на 21-летний возраст, его речи, проповеди, духовные наставления были благозвучны и убедительны. Люди относились к своему пастору почтительно, уважительно. Количество прихожан на его воскресных и праздничных службах постепенно возрастало.

Со времени назначения минуло восемь лет. За это время пастор успел жениться. Любимая жена Людвига родила первенца, которого назвали Карлом. Вскоре она вторично должна была стать матерью. Лифляндия стала пастору второй родиной, где жил он счастливо в трудах праведных.

Давно замечено: настоящую цену счастью люди узнают лишь тогда, когда оно уже исчезло, когда в дом приходит незваная беда.

Настало памятное утро 24 мая 1800 года. Выдалось оно ясным и солнечным. Утренняя прохлада, аромат цветущих яблонь, пение птиц будили у пастора чувства благостного наслаждения. Ближе к полдню погода начала портиться, солнце померкло, ветер стал нагонять тучи, смолкли птицы.

В это время к дому подъехала открытая карета, и с нее сошел добрый знакомый пастора, владелец соседней мызы помещик Ренненкампф. После взаимных приветствий нежданный гость, будучи заседателем Дерптского уездного суда, предъявил Зейдеру предписание генерал-губернатора Лифляндии и Эстляндии, в котором повелевалось описать и опечатать библиотеку пастора.

Дальше - больше. Вскоре число приезжих пополнили цензор Туманский и окружной исправник Брюммер. Означенные господа-чиновники предъявили пастору предписание об аресте и препровождении его в Петербург вместе с изъятыми запрещенными книгами. Предписание было подписано генерал-прокурором от имени Его Величества императора Павла I.

В списке обнаруженных в библиотеке запрещенных изданий значились книги философского содержания: "Вестник любви" Лафонтена, "О назначении человека", "О вечном мире" Шпальдинга, "Вечный мир" Канта, "Воскресные проповеди" Ибергаста, сочинения Зонтага (обер-священника в Риге).

Вина пастора состояла в том, что он, к своему несчастью, имел в своей библиотеке и давал читать соседям эти книги, которые считались запрещенными, хотя это запрещение в Лифляндии нигде не было опубликовано.

Не чувствуя за собой никакой вины, пастор как мог утешал и себя, и свою неутешную, горько плачущую жену в том, что в Петербурге он обязательно докажет свою невиновность и вскоре вернется обратно.

Через Муствеэ, Йыхви, Нарву и Ямбург быстрые кони примчали Зейдера в Петербург, где его ожидали кандальные цепи и одна из камер Алексеевского равелина Петропавловской крепости. Скорыми были следствие и суд. Приговор от 31 мая 1800 года гласил: "По повелению Его Императорского Величества приговорить пастора Зейдера к телесному наказанию 20 ударами кнута и сослать в каторжную работу в Нерчинск, предварительно лишив его духовного сана...". Что было угодно повелителю, то обрело силу приговора.

Сразу же после этого к Зейдеру обратился старший протестантский пастор, пробст Рейбот со словами:

- Сим лишаю вас бывшей должности и духовного сана и разрешаю вас от данной вами Присяги и связанных с нею обязанностей священнослужителя.

Вслед за этим по знаку прокурора один из служителей сорвал с Зейдера мантию и воротник - отличительные знаки духовного сана. Здесь же в здании императорской Юстиц-коллегии на него вновь наложили кандальные цепи - отличительные знаки преступника и каторжанина.

Справедливость отвернулась от бывшего пастора, по судьбе его прошлись бороной. Своей жене он писал: "...я невиновен, я не совершил никакого преступления, совесть моя чиста и безупречна. Напиши моей матери, что я умер, пусть оставит она эту землю с упованием увидать меня там, где нет более разлуки".

Так несчастный бывший пастор превратился в закованного в кандалы преступника, у которого отняли кусок хлеба, честь, жену, сына, здоровье, свободу. "

Парадокс этой печальной истории состоял в том, что пастор Зейдер расценивал создание библиотеки и распространение книг как просветительную деятельность, а император Павел I видел в этом распространение западных разрушительных, революционных идей, подрывающих государственные устои империи и самодержавия.

Во второй половине XVIII столетия Западная Европа переходила от феодализма к капитализму, ее сотрясали народные волнения, войны, революции, охватившие Англию, Германию, Австрию, Италию, Испанию, Португалию, Венгрию, Польшу и другие страны. Абсолютизм уступал место конституционным монархиям и республикам. Самые значимые события переживала Франция.

14 июля 1789 г. пала Бастилия.

20 сентября 1792 года королевская власть упразднена, Франция стала республикой.

31 января 1793 года казнен король Людовик XVI. В этих условиях российские монархи имели все основания опасаться за сохранение существовавшего государственного строя и своей собственной судьбы. Они делали все возможное, чтобы оградить Россию от демократических и революционных веяний запада.

Еще при императрице Екатерине II указом от 1796 года в России были учреждены цензурные комитеты. В следующем году при Павле I - закрыты частные типографии. В 1800 году запрещен ввоз иностранных книг. Тогда же "государю императору богоугодно было высочайше повелеть, дабы нигде и никаких законопротивных книг не было". Позже, в 1804 году, уже при Александре I, в России был введен в действие Первый цензурный устав.

Если все это учесть, то становится понятным, почему для российских монархов не было большой разницы между деятельностью А.Н. Радищева, написавшего правдивую книгу о России, и деятельностью Ф.С. Зейдера, создавшего библиотеку и распространявшего запрещенные книги. Радищева в Сибирь отправила Екатерина II, а Зейдера - ее сын Павел I.

Но самое страшное Зейдеру еще предстояло - наказание кнутом. При Петре I телесными наказаниями в России карали всех: дворян, крестьян и священнослужителей. Их били кнутом, плетью, рвали ноздри. При Екатерине II телесные наказания для дворян были отменены. Однако Павел I в 1797 году вновь повелел наказывать телесно дворян и священнослужителей, потому "как скоро снято дворянство, то и привилегии до них не касаются".

Кнут в руках палача - это орудие смерти. Один из иностранцев в начале XIX века так описывал это страшное наказание. "Кнут состоит из заостренных ремней, нарезанных из недубленой коровьей или бычьей шкуры и прикрепленных к короткой рукоятке. Их мочат в молоке и затем сушат на солнце; таким образом, они становятся эластичны и в то же время тверды, как пергамент или кость. Преступника, осужденного к этому наказанию, обнажают до бедер и привязывают к доске так, чтобы все мускулы спины были совершенно натянуты. Палач через известные промежутки времени, подпрыгивая, ударяет свою жертву так, чтобы концы кнута ложились по спине вдоль, до тех пор, покуда виновный не получит назначенное число ударов. Нередко, если тело тучное и палач действует усердно, то спина бывает рассечена с первого же удара".

2 июня, через день после оглашения приговора, принародно свершилась казнь Зейдера. Все происходило довольно странно. В ожидании смерти пастор мысленно прощался с жизнью, женой, сыном. Позже он вспоминал: "Вдруг в воздухе что-то просвистело: то был звук кнута, страшнейшего из всех бичей. Не касаясь моего тела, удары его слегка задевали только пояс моих брюк...".

Разгадка причины столь щадящей казни была известна лишь очень узкому кругу лиц. Генерал-губернатором Петербурга был в то время П.А. фон дер Пален. Понимая всю несправедливость и жестокость приговора и сочувствуя жертве, он приказал бить не по спине, а по позорному столбу. Заступаясь за пастора, благородный Пален несомненно серьезно рисковал своей собственной судьбой.

Вскоре после казни несчастный Ф. Зейдер был отправлен на каторгу в Нерчинские рудники. После рождения второго ребенка туда же вслед за мужем намеревалась отправиться жена пастора Людвига.

"Дело" лифляндского пастора Ф.С. Зейдера, вызвавшее много толков и шума в Петербурге и ставшее широко известным в Европе, показало насколько российские подданные беззащитны перед деспотизмом, несправедливостью и жестокостью монарха, осуществлявшего политику "железной лозы". Российские дворяне недолго терпели Павла I. В ночь с 11 на 12 марта 1801 года он был убит заговорщиками.

Вступивший на престол поначалу либеральный Александр I издал указ, гласивший: "Бывшего ранденского пастора Зейдера, Дерптского округа, который несчастным образом был лишен сана и невинный подвергся наказанию, освобождая от всякого упрека за понесенное им обвинение, Всемилостивейше повелеваем... посвятить снова в прежний духовный сан и, по протестантскому уставу о приходах, дать ему таковой, когда подходящее место окажется вакантным".

15 марта 1801 года был издан именной указ Сенату "О прощении"... 155 осужденных. Среди амнистированных под 12-м номером числился бывший пастор Ф.С. Зейдер, под 16-м номером - бывший коллежский советник А.Н. Радищев.

2 января 1802 года в Анненской церкви в Петербурге при многочисленном стечении народа рано поседевший Фридрих Самуил Зейдер вторично был посвящен в духовный сан. Позже он получил место пастора в Гатчине, где и завершил дни своей жизни в 1834 году.

По материалам www.las-flores.ru

Категория: Великие люди | Добавил: Zelig (30.01.2009)
Просмотров: 1652 | Рейтинг: 0.0/0 |
Тэги материала:
Еще материалы по теме:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Воскресенье, 21.07.2019, 19:02
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100